Дефицит хороших людей

В Шаталовском детском доме живет 54 ребенка от 4 до 17 лет. С ними и работала выездная медицинская бригада фонда «Дорога жизни» 5-6 июня 2021 года.

Про детский дом

— Шаталовский детский дом-интернат находится в Смоленской области и подведомствен областному министерству образования. По сути, это обычный детский дом, — рассказывает руководитель фонда «Дорога жизни» Анна Котельникова, — из которого выпускники обычно выходят в реальную, повседневную жизнь, не попадая ни в какие интернаты для детей-инвалидов, ПНИ и другие подобные учреждения.

В детские дома дети попадают с 4-5 лет и живут до совершеннолетия, хотя многие воспитанники выпускаются после 9 класса общеобразовательной школы. У этих детей нет семьи, и поэтому государство обеспечивает их и дает им возможность жить под крышей какого-то учреждения — либо детского дома, либо колледжа или вуза.

Дети

Почему медики поехали в Шаталовский детский дом?

Руководитель фонда «Дорога жизни» Анна Котельникова:

— Изначально мы говорили о том, что медицина сирот необходима тем детям, которые имеют особенности развития, детям с физической инвалидностью, с хроническими проблемами. Такие сложные дети живут обычно в домах-интернатах для детей-инвалидов, а не в обычных детских домах. Но так как у нас есть программа «Брошенные дети в больнице», куда попадают обычные, нормотипичные дети, то нам важно было понять, как обстоят дела со здоровьем у детей в обычных детских домах.

Так как Смоленский регион был согласен сотрудничать с фондом, причем, открыв нам двери сиротских учреждений различных типов, а не только тех, где живут дети-инвалиды, то нашей задачей было выяснить, насколько медицина сирот важна и нужна и для таких детей, и какие врачи нужны, прежде всего.

Врачи

Кто из врачей был включен в выездную бригаду?

Анна Котельникова:

— Изначально состав бригады врачей определяет руководитель выездной бригады, педиатр Наталья Владимировна Гортаева. Она изучает списки воспитанников, где указаны их диагнозы, сама связывается с учреждением и задает вопросы. Вместе с директором детского дома Наталья Владимировна решает, какие врачи нужны детям. Цепкий взгляд нашего педиатра нужен для того, чтобы включить в состав бригады не только тех врачей, которых просит руководство детского дома, но и тех, которые, по опыту работы Натальи Владимировны, также очень нужны, хотя учреждение их и не запрашивает. Вроде бы, врачи едут в обычный детский дом, и может показаться, что реабилитолог или окулист, например, там не нужен, но на деле оказывается, что эти врачи нужны и нужны очень.

В Шаталовском детском доме в этом выезде работал стандартная команда врачей — основные специальности, которые необходимы для того, чтобы понять, каково состояние здоровья ребенка и что с ним происходит.

С сайта фонда «Дорога жизни»

«За два дня медики — педиатр Наталья Гортаева, офтальмолог Раиса Васильева, оториноларинголог Елена Павликова, невролог Иван Суворов, кардиолог Алексей Аркадьев, ортопед Андрей Бутенко и реабилитолог Александр Фокин — осмотрели 45 детей. Психиатры Ольга Атмашкина и Денис Белецкий, клинический психолог Ксения Сибирякова и дефектолог Анна Левина проконсультировали 23 ребенка.

Врач ультразвуковой диагностики Иван Кротов провел всем детям ультразвуковые исследования. Также были сделаны и ЭКГ-обследования».

Очки, педзапущенность и дефицит кадров

Какие основные проблемы увидели медики выездной бригады?

Офтальмолог Раиса Васильева:

— Основные проблемы учреждения, как и обычно, в скорости попадания ребенка к оптометристу и качество осмотра веерного диспансерного осмотра. Иногда от момента беглого осмотра до момента попадания к нормальному врачу проходят месяцы, а то и годы. Данные о пройденной диспансеризации поступают в ДДИ с заметной задержкой, и от момента выявления проблемы до ее решения проходит достаточно длительное время.

То есть, в идеале, при выявлении проблемы ребенок должен быть осмотрен после месяца-полутора после диспансерного осмотра. В Шаталовском детском доме эта преемственность заметно поломалась, и дети не доходят до полноценных осмотров, даже те дети, у которых есть проблемы со зрением. Если это не совсем из рук вон плохо, то проблемы со зрением вообще остаются незамеченными, потому что или ребенок не обращает особенного внимания на это, или же, если даже он обращает внимание, ребенка не слушают и не слышат. Отмечу, что это системная проблема, а не только особенность Шаталовского детского дома.

Клинический психолог Ксения Сибирякова:

— Общее впечатление от ДД в целом не совсем благоприятное. ... Дети, дошкольного возраста не посещают образовательные учреждения, так как детский дом относится к системе образования и подразумевает самостоятельную организацию детей.

Также в рамках дополнительного и трудового образования есть сложности с кадровым составом: имеющиеся мастерские не работают, так как нет педагогов.

На базе детского дома функционирует территориальная психолого-медико-педагогическая комиссия (ТПМПК) и Ресурсный центр, занимающийся содействием семейному устройству детей. Однако для полноценного выполнения всех задач у учреждения недостаточно кадров, в частности в социально-педагогической службе.

Там работает три социальных педагога и один психолог на 0,5 ставки, хотя штатным расписанием предусмотрено 3 единицы. Также часть специалистов психолого-педагогической службы совмещает работу в нескольких структурных подразделениях: логопед из ТПМПК занимается с дошкольниками, помимо работы в комиссии, дефектолог отсутствует (в настоящее время есть специалист, который проходит обучение на эту должность), один социальный педагог обучается немедицинской психотерапии...

Скрининговая диагностика психического и психологического состояния детей показала, что существующие трудности у учреждения сказываются на состоянии детей. Большинство осмотренных подростков жалуются на нехватку близких доверительных отношений со взрослыми. Что закономерно, учитывая отсутствие в настоящее время системного мониторингового психологического сопровождения.

Основное взаимодействие с детьми осуществляется социальными педагогами и воспитателями, не имеющими специализированного профессионального образования в рамках психологии.

Непосредственная работа с детьми происходит в рамках реактивного реагирования: то есть как реакция на возникшие трудности, а не превентивная профилактическая работа, которая возможна только при наличии должного количества специалистов-профессионалов (хотя ранее подобная работа велась: 3 штатных психолога делили между собой детей разного возраста — дошкольное звено, среднее звено и старшее звено).

Важно отметить, что, несмотря на имеющиеся в психологическом сопровождении трудности, детскому дому помогают психологи Фонда «Дети Наши», в частности, они проводят индивидуальные консультации с воспитанниками учреждения, наиболее нуждающимися в помощи. Однако и они не могут в полной мере охватить всех нуждающихся.

Педиатр Наталья Гортаева:

— Что касается медицины и здоровья, то основные проблемы детей связаны все-таки с психиатрией, стоматологией, в том числе, протезированием, и с офтальмологией.

Но главное, по моему мнению, это кадровый дефицит — дефицит грамотных детских психиатров, психологов, вообще специалистов. Нехватка людей, которые могут дать детям навыки житья, работы с инструментами, навыки хозяйственной жизни. Дефицит хороших людей, которые умеют общаться с детьми и умеют делать свое дело хорошо и качественно.

Руководитель фонда Анна Котельникова:

— В детских домах, как показывает практика, особенно острая проблема —педзапущенность детей, их неподготовленность к выходу в обычную жизнь. Я могу привести в пример своего среднего ребенка, который прожил в подобном учреждении полтора года. Плюс к этому у него была очень сильная деградация в рамках кровной семьи. То есть в 9 лет развитие соответствовало 5-6 годам. И вот он попадает в детский дом, а там с тобой очень мало занимаются и у тебя нет своего ресурса, откуда можно черпать знания и факты, которые обычный ребенок легко получает в семье.

Другая проблема — переход педзапущенности в развитие умственной отсталости. И тут крайне важна работа клинического психолога, психиатра, нейропсихолога. В детских домах живет довольно много повторно отказных детей, то есть, возвращенных из приемных семей. И их психологическое состояние довольно тяжелое, они переживают стресс. Но из-за того, что учреждение находится в отдалении, в нем нет специалистов, которые готовы работать с такими детьми. Нет именно квалифицированных специалистов, которые погружены в эту проблему и знают, и понимают, как можно помочь именно этим детям.

Из-за этого у здорового ребенка развиваются неврологические отклонения, а они уже переходят в серьезные задержки. Дети сложно читают, сложно считают, но их автоматически переводят из класса в класс. И это везде так.

Педагоги

С сайта Шаталовского детского дома:

«На сегодняшний день в детском доме трудится 33 педагога, имеют высшее образование 20 педагогов, средне-специальное 13.

Квалификационные категории высшая — 5 педагогов, I категория— 4 педагога. Награждены ведомственными наградами — 1 педагог. Почетный работник общего образования РФ — 1, Отличник народного просвещения — 1. Почетной грамотой Министерства образования и науки РФ награждено — 3 педагога».

В детском доме есть педагоги. Получается, что их мало?

Руководитель фонда Анна Котельникова:

— Шаталовский детский дом, как и многие другие, находится далеко, и профильные специалисты, о которых я говорю выше, не идут туда работать.

У тех же сотрудников, которые там работают, из-за отсутствия узких, профильных знаний, возможности ограничены — они могут давать немного, и это их лимит. У них нет возможности и времени учиться, у них большая нагрузка и без этого. А от этого страдают дети.

На выходе мы получаем ребенка неприспособленного, да еще и с проблемами психического плана. Особенно это касается детей, которых возвращают из приемных семей. Именно у них мы можем увидеть то, что описывает в своей книге «Меня зовут Гоша» Диана Машкова, когда ребенок с 10-11 лет познает все, так называемые, «прелести» жизни — алкоголь, сигареты, доступный секс.

Решения

Можно ли изменить ситуацию и как?

Клинический психолог Ксения Сибирякова:

— Одним из вариантов решения, сложившихся на данный момент трудностей детского можно было бы предложить обучение имеющихся сотрудников — воспитателей и социальных педагогов — в рамках группового занятия с элементами тренинга основам возрастной психологии, психологическим особенностям детей-сирот и особенностями коммуникации с детьми разных возрастов и особенностей развития. Таким образом возможно улучшить внутренний климат внутри учреждения, создать для детей атмосферу близости и взаимопонимания со взрослыми сотрудниками учреждения.

Руководитель фонда Анна Котельникова:

— Когда я зашла в Шаталовский детский дом, то я увидела детей с таким же выражением лица, с каким из сиротского учреждения пришла моя средняя дочка. Лицо с печатью педзапущенности и заброшенности. И решать эти проблемы можно было бы и в рамках учреждения.

Нужно говорить, что этим учреждениям необходимо изменение кадрового состава, но мало, кто захочет работать в таких удаленных учреждениях, и мало, кто захочет развиваться там как специалист из-за огромной нагрузки.

Ждать, что все изменится и резко туда придут нужные специалисты или эти учреждения переедут в областные центры, не приходится.

Я считаю, что именно Москва должна обучать тех людей, которые там работают. Поддержать тех людей, которые остаются на этих местах, тех, кто приходит. Помогать им не выгореть. Чтобы они могли, уже профессионально, помогать своим подопечным.

Посткурация

Будет ли фонд и дальше работать с детским домом?

Руководитель фонда Анна Котельникова:

— Наша основная задача — помочь тем детям, у которых есть физические нарушения, но светлая голова. Но самое главное, у нас есть большой план по обучению сотрудников, по тому, как помочь сотрудникам не выгореть, и как помочь с проведением качественной диагностики детям. Наши психологи, педагоги и психиатры поняли, что ребенку, который живет в детском доме, важно пройти все обследования. Это поможет понять уровень его проблем и дать ему грамотную помощь и комплексную поддержку. Сделать это не только в виде занятий, но и медикаментозно.

Мы планируем в рамках нашей программы сделать проект по посткурации Шаталовского детского дома, и в течение многих месяцев продолжать работать с его сотрудниками. Надеюсь, что в следующем году нам уже будет о чем рассказать, можно будет конкретно назвать, что можно было изменить и что мы изменили.

С сайта Шаталовского детского дома:

«5 и 6 июня Шаталовский детский дом принимал у себя бригаду медицинских специалистов для осмотра воспитанников в рамках программы Благотворительного Фонда помощи детям, оставшимся без попечения родителей в областных и сельских домах ребенка «Дорога жизни». В целях проведения ранней диагностики заболеваний и содействия лечению детей, содействия в организации медицинской помощи воспитанникам, в том числе посредством всестороннего, углубленного, высококвалифицированного медицинского осмотра, консультирования с письменными рекомендациями по дальнейшему лечению и уходу за детьми врачами выездной медицинской бригады БФ «Дорога жизни» были обследованы все воспитанники нашего детского дома».


Выезд в Шаталовский детский дом Смоленской области состоялся благодаря гранту Президента РФ и компании Фонбет, которая полностью взяла на себя софинансирование поездки.


Фото Екатерины Михальчук
Им нужна помощь
Три с половиной года назад Федя, подопечный нашего фонда, пережил трансплантацию печени.
Собрано
1 583.00 ₽
Цель
71 000 ₽
Помочь Феде пройти плановую проверку
Лечение трудное, мальчику очень важно продолжать бороться.
Собрано
43 591.00 ₽
Цель
139 000 ₽
Дане нужна помощь в больнице
Успех Полины складывается из её собственного труда и няниной заботы.
Собрано
114 217.27 ₽
Цель
156 600 ₽
Помогите Полине двигаться дальше
Таня возвращается, чтобы продолжить лечение.
Собрано
30 525.08 ₽
Цель
165 500 ₽
Тане нужна помощь