«Что, если бы Бог был одним из нас?» Как Катюшу, девочку без ручки, нашла мама

Алина, приемная мама Катюши, бывшей подопечной нашей программы «Брошенные дети в больнице», до сих пор помнит тот день, когда Катя наконец приехала домой.

Радио в машине вдруг снова начало играть песню «Что, если бы Бог был одним из нас?») (песня Joan Osborne — «God is one of us»), солнце садилось за горизонт, и это был самый лучший день после двухлетней борьбы. Но обо всем по порядку.

Кате пришлось тяжело

Когда няня вошла в больничную палату к двухлетней Кате, она едва смогла сдержать слезы. У маленькой, подстриженной ежиком светловолосой девочки отсутствовала одна ручка до локтя. 

Мы не знаем, что случилось с Катей в кровной семье, но ее здоровье было настолько запущено, что Катю еще долго пришлось лечить и отогревать. В больнице Катю поддерживала няня, у нее появился первый в жизни важный опыт — жизнь со взрослым, которому можно доверять, на которого можно положиться. Если ребенок после изъятия из семьи остается в новой обстановке один, ему трудно выстраивать отношения в будущем. Он будет бояться любить и верить. 

Первое время Катя оставалась так напугана, что даже не прикасалась к еде. Няня сделала все для того, чтобы завоевать Катино доверие: предлагала вкусные угощения, кроме больничной еды, все время была рядом, утешала и поддерживала. 

История маленькой девочки без руки тронула не только сотрудников фонда. С нами связалась специалист по реабилитации и протезированию Алина. Она уже помогала нашим подопечным в больнице и в один из таких визитов узнала про Катю, предложила организовать для нее протезирование — собрать средства и изготовить самый современный протез. Детское протезирование — крайне сложная процедура, требующая участия нескольких специалистов, а в случае с Катей — еще и множества согласований на всех этапах. Обычно такие вопросы решают родители ребенка, но Катя тогда была одна.

Во время пребывания в больнице и подготовки к протезированию решалась судьба Кати: кровная мама оказалась гражданкой другого государства, но она не стремилась вернуть опеку над дочерью даже после получения гражданства. Она выросла в детском доме и не могла заботиться о малышке. Катю перевели из больницы в московский детский дом.

Алина, мама Кати: «В моей семье двое сыновей, один из них приемный, и мы думали о том, чтобы взять еще одного ребенка, но не планировали делать этого в ближайшее время. И все же я почувствовала, что не могу пройти мимо. Как врач, я понимала, что реабилитировать Катю, научить ее полноценно пользоваться протезом можно только в семье. Это определит многое в ее последующей жизни. Тогда я еще не думала, что это будет обязательно моя семья. Главное, чтобы Катя не осталась в учреждении.

Впервые я увидела Катю на протезировании, она была такой маленькой… Не могу сказать, что сразу испытала огромную любовь, но уже тогда я осознавала, что именно я — тот взрослый, который может дать Кате необходимую поддержку».

Алина боролась за право помочь Кате почти два года. 

Karusha_1.jpg

Местоположение единственного биологического родственника Кати, ее мамы, очень долго не могли определить, процесс осложнился бюрократическими препонами и поэтому затянулся. Нужен был человек, который будет бороться с системой, искать биологическую маму, защищать в суде Катино право расти в семье. 

За это время Алина и ее семья перебрались поближе к морю, в теплую страну, но они не оставляли попыток воссоединиться с Катюшей. Алина говорит, что каждый раз, как они начинали говорить о дочке, по радио играла песня «Что, если бы Бог был одним из нас?». В эти моменты ее оставляли сомнения, и раз за разом она брала билеты в Москву для очередного визита в опеку или в суд.

«Она не забыла даже вкус тортика, который купили в ее честь»

Катя помнит не только во что были одеты ее мама и брат, когда они приехали забирать ее из детского дома. Она помнит, какого цвета были качели, когда воспитательница сказала, что за ней пришла мама, и вкус тортика, который купили в ее честь. Настолько счастливым стал для нее день, когда удалось преодолеть несправедливость — два года жизни без мамы.

Теперь Катя живет в семье Алины, у нее есть мама, папа и два брата, которые всегда ее поддержат. Она многое умеет делать самостоятельно, уже во время пребывания в больнице няня стала учить ее управляться со всем здоровой ручкой. В шустрой и веселой Катюше теперь трудно узнать испуганную маленькую девочку, мир которой однажды перевернулся.

Katysha_2.jpg

Алина говорит, что «впервые за свой опыт приемного родительства встретила такую “образцовую” травму привязанности и оставленности. У Кати сильный характер, она умеет адаптироваться к новым обстоятельствам, но даже ей первое время было трудно. У нее были классические проблемы приемного ребенка. Например, она могла уйти с любым взрослым. Ела, не чувствуя насыщения. На новогоднем утреннике Дед Мороз в шутку спросил, пойдет ли она жить с ним в лес, и Катюша стала собираться. Многие проблемы прошли, но время от времени появляются новые».

Все это — следствие того, что ребенок два года прожил без любящей семьи. Так бывает, когда ни один взрослый не может быть твоим до конца…

Любовь возникнет

Алина вспоминает, что когда ей позвонили, чтобы сказать, что появился шанс взять Катю в семью, она сама была на веранде. Сажала цветы. Как и в истории с песней, роза, посаженная в тот день, расцветала каждый раз, когда было особенно трудно в истории с дочкой.

«Кате пришлось очень тяжело, — признается Алина, — но  я верю, что любовь возникнет! Я это чувствую».

Katusha_4.jpg

Им нужна помощь
Три с половиной года назад Федя, подопечный нашего фонда, пережил трансплантацию печени.
Собрано
1 583.00 ₽
Цель
71 000 ₽
Помочь Феде пройти плановую проверку
Лечение трудное, мальчику очень важно продолжать бороться.
Собрано
43 391.00 ₽
Цель
139 000 ₽
Дане нужна помощь в больнице
Успех Полины складывается из её собственного труда и няниной заботы.
Собрано
114 217.27 ₽
Цель
156 600 ₽
Помогите Полине двигаться дальше
Таня возвращается, чтобы продолжить лечение.
Собрано
30 525.08 ₽
Цель
165 500 ₽
Тане нужна помощь