«Правду о себе ребенок рассказал только больничной няне»: руководитель программы «Брошенные дети в больнице» о своей работе

Когда ребенка изымают из семьи, он сначала направляется в больницу. Чужие люди берут его на руки, сажают в машину и везут в приемное отделение. Дети часто очень запущены, у них могут быть вши, недолеченные простудные заболевания, застарелые травмы. Бывали случаи, когда ребенок и вовсе годами не выходил из квартиры. Мария Саморукова — руководитель программы «Брошенные дети в больнице», которую ведет благотворительный фонд «Дорога жизни». Мария рассказала, как решила заниматься благотворительностью и почему ребенку в больнице обязательно нужна няня.

Пятнадцатилетний парень заплакал

«Мне тогда было тринадцать лет. — вспоминает Мария, — Меня отправили в санаторий по моему кардиологическому профилю. Туда же привезли подростков из детского дома. Я подружилась с одним мальчиком, ему было пятнадцать. Как-то вечером мы пошли гулять, каждый стал делиться наболевшим. И он вдруг заплакал, как маленький ребенок: “А, меня мама не любит. Почему она не может меня любить? Почему она меня не заберет? Я бы ей все простил”. Пятнадцатилетний парень заплакал, понимаете?»

 
Мария говорит, что в ее окружении было много неблагополучных семей, но так близко с сиротством она раньше не сталкивалась. Прошло много лет, а она до сих пор пытается найти того мальчика в социальных сетях, узнать, как сложилась его жизнь.

 
Когда ей исполнилось восемнадцать лет, она стала искать пути, как можно помочь детям, которых бросили взрослые, смотрела разные волонтерские программы.

 
«Тогда у меня еще не было твердой позиции, я не знала, что могу дать этим детям. Услышала, что в церкви принимают вещи для нуждающихся семей и пробовала их собирать, но хотелось чего-то большего».

 
А потом Мария сама стала мамой, и мир вокруг вдруг изменился:

«Я совершенно перестала понимать, как можно бросить ребенка».

«Думала, что принесу пачку подгузников и успокоюсь»

Однажды Мария листала социальные сети и нашла пост о том, что одна детская больница собирает подгузники для брошенных детей. Тогда как раз началась пандемия, люди старались лишний раз не выходить из дома, а Мария не могла уснуть с мыслями о том, что она обнимает своих детей в теплом доме, в то время как совсем рядом в больничной палате испуганный ребенок держится за прутья железной кроватки как за последнюю надежду. На следующий день она купила три пачки подгузников и отнесла туда. Решила, что теперь-то уж точно сможет перестать об этом думать. Но вышло иначе.


Тогда она написала всем своим друзьям, и вместе они стали помогать больнице уже регулярно.


Няни фонда, сопровождавшие детей, пытались выяснить, что за неизвестный благодетель передает детям средства гигиены, подгузники и игрушки, но Мария не сдавалась.

20211013-4C4A5282.jpg

 
«Я почему-то тогда думала, что если расскажу кому-то о себе, то это обесценит мою помощь. В конце концов мне позвонила старшая няня из фонда с вопросом “Кто вы такая?”», — смеется Мария. — А потом Екатерина Панькова пригласила меня заниматься закупками для брошенных детей. Я уже многое знала о том, чего не хватает ребенку, оказавшемуся в больнице одному. Постепенно деятельность фонда расширялась, и у меня тоже появились новые обязанности».

Переживание, подобное смерти

Мария говорит, что ребенок, оказавшийся в больнице один, испытывает переживание, подобное смерти. Равное по силе стресса и похожее по воздействию на организм. Какой бы ни была кровная семья, это был единственный привычный ребенку мир, знакомая реальность, с которой он научился мириться. Больничная палата, чужие люди, которые иногда должны сделать укол, провести болезненные процедуры, и рядом — никого.

 
Дети могут отказываться от еды и воды, прятаться под кроватью, часами смотреть в потолок или просто сидеть и раскачиваться. Даже если потом они попадут в самую любящую и заботливую семью, последствия пережитого придется преодолевать еще долго.

 
Совсем иначе всё складывается, если рядом оказывается няня.

«Наши няни — это часто первый заботливый взрослый, которого видит ребенок. Теплый, принимающий, который не только закрывает базовые потребности, но еще дарит поддержку, помогающую ребенку исцелиться».

Для Тимура*, одного из подопечных программы, няня в свое время стала не просто заботливым другом, но и первым человеком, которому он рассказал правду о пережитом в кровной семье.


Семилетнего мальчика доставили в больницу с обморожением кистей и множеством застарелых переломов и травм. О том, что это отчим заставил Тимура держать руки в снегу, первой услышала больничная няня. Ради мамы он молчал и выдумывал небылицы, даже узнав, что ему предстоит ампутация. Тимур лишился восьми пальцев, и, если бы не доверие к няне, виновные никогда не понесли бы заслуженного наказания.


Каждая няня проходит обучение и знает, как помочь травмированному ребенку, умеет ухаживать за паллиативными детьми, выполнять рекомендации медицинского персонала.


«У детей, которые лежали в больнице вместе с няней, будет сглажен период адаптации в приемной семье, — говорит Мария. — С ними рядом был тот, кто мог контейнировать их эмоции, взбодрить, дать надежду на лучшую жизнь. Они не переживали этот период наедине со своими страхами».

«Мне нужен глобальный смысл моей деятельности»

Няня может позвонить Марии днем и ночью, все сложные вопросы решаются вместе с ней и, если понадобится, другими сотрудниками фонда. Фонд — это одна большая семья, все друг с другом на связи. Как и в любой семье, интересы детей здесь превыше всего.

 
Если поначалу фонд сотрудничал только с одной больницей в Москве, то сейчас таких больниц уже несколько, программа стала узнаваемой. Мария говорит, что из медицинских учреждений звонят именно в «Дорогу жизни», это значит, что есть доверие. Няни не просто справляются со своими обязанностями, а искренне любят детей и непростую работу, которая заключается в заботе о них.

20230706-IMG_0136.jpg


Каждая няня не просто читает и играет с детьми, но и выполняет гигиенические процедуры, следит за режимом, сопровождает ребенка на всех медицинских манипуляциях. Няня знает, кто и когда пьет лекарство, умеет обращаться со стомами. Даже самые сложные паллиативные дети получают качественную поддержку, потому что фонд обучает нянь работе с любым ребенком. К тем, кто пережил страшное, ищут особый подход, со всеми детьми общаются мягко и бережно.

 
Мария говорит, что в свое время пробовала себя в коммерческом секторе, но поняла, что двигаться дальше сможет только в благотворительной организации:

 
«Мне нужен глобальный смысл моей деятельности. Я считаю, что детям надо помогать просто потому, что мы, взрослые, можем это делать. И многие даже не представляют, насколько это просто! Каждый может внести свой посильный вклад. Да, мы не способны исправить все несправедливости мира. Многое уже случилось! Но в наших силах изменить настоящее и улучшить будущее».


*Имя ребенка изменено.


Им нужна помощь
Лёне уже 19 лет, это значит, что в будущем его ждал бы психоневрологический интернат. Но у нас появился шанс сообщить всем хорошие новости, и сейчас мы не хотим упустить его.
Собрано
74 407.59 ₽
Цель
129 000 ₽
Новая жизнь для Лёни
У Сережи скоро день рождения, ему исполнится 16 лет. И для него нет лучшего подарка, чем – сделать свои первые шаги.
Собрано
27 666.57 ₽
Цель
238 000 ₽
Лучший подарок для Серёжи
У Коли очевидный генетический синдром. Таких малышей называют «солнечными», но Коле его особенность принесла много боли. 
Собрано
130 404.81 ₽
Цель
211 140 ₽
Коля идёт вперёд
Ровесники Богдана осенью пойдут в первый класс, а кто-то уже сидит за школьной партой, но у нашего мальчика – другая история.
Собрано
63 368.00 ₽
Цель
105 600 ₽
Богдан на пути к верному диагнозу