close
+7 (499) 381-79-75 | fond@doroga-zhizni.org

Сейчас их семья – все, кто не пройдет мимо

Он тянет руки к тебе и плачет. А в глазах боль, страх, мольба. Просто возьми меня на руки, просто не уходи.

Не проходите мимо

Всё началось еще летом, когда врачи 9 ДГКБ им.Г.Н.Сперанского обратились в Фонд с просьбой оказать помощь маленькой Вике, чья мать избила её, а потом Вика попала в больницу.

Рассказывает руководитель Фонда «Дорога Жизни» Анна Кобяшова: «Когда мы стали заниматься устройством Вики, то столкнулись с чередой сложностей: в больнице огромная нагрузка, девочку нужно элементарно кормить, переодевать, медсестры даже при всём желании не могут успеть обойти всех обычных больных, а Вике тоже требовалось внимание.

Но дело даже не в вопросах ухода. Понимаете, для этих детей мама, отец, какие бы они ни были: пьющие, издевающиеся над ними, морящие голодом – это просто их единственно родной человек. Это ужасающий парадокс. И по факту эти дети страдают вдвойне, потому что они живут в ужасных условиях: терпят порой голод, холод, над ними издеваются, а потом у них ещё и забирают тех, к кому они были так привязаны. Вике было чуть легче, она маленькая, мало, что помнила.

Но ребёнок в 3 года помнит всё. Наша маленькая Настя перестаёт вдруг улыбаться, прижимается к тебе всем свои существом и тихонечко рассказывает, что у неё и её братика Дениса есть мама Вика, а ещё бабушка, и да, они пили, пили много. Но иногда, иногда мама садилась с ней рядышком и они ели с ней «вкуснющие сосисоны». Настя смотрит куда-то вдаль и улыбается. Ребёнок всё помнит, понимает.

Трагедия этих детей заключается ещё и в том, что они чувствуют глубокое одиночество, свою ненужность, оставленность. Он не понимает, кто все эти люди в белых халатах, они не знают, с кем можно поговорить, поделиться своими детскими переживаниями, потому что постоянного человека больше нет, есть только забегающие в палату на пять минут медсестры, перегруженные работой.

Дальше чаще всего такого ребёнка ждёт перевод в сиротское учреждение. Стресс за стрессом. И если истощение, переохлаждение, синяки от побоев можно вылечить, то психологические травмы этих детей после всех ужасов, которые они переживают, залечить просто очень сложно. В Доме Малютки они обычно замыкаются, мало общаются, потом на медицинских комиссиях им начинают приписывать какие-то непонятные диагнозы, назначать препараты, даже не разобравшись в их состоянии. Потому что это конвейер, система, поток.

А потом мы имеем группу здоровья 4 и 5, потому что всё, круг замкнулся. Из ребёнка, которого просто когда-то нужно было отогреть, мы имеем затравленного, вышлефаванного режимом казенного порядка инвалида с неврологическим статусом».

Запуская в работу программу «Брошенные дети в больнице» мы преследуем самую важную цель – помочь этим детям миновать Детский Дом и не стать сиротой.

Но сделать это возможно только нам всем вместе. Сейчас их семья – все, кто не пройдет мимо. Кто поможет нам закрыть сбор на постоянную няню, кто сможет привезти средства гигиены и питание для этих малышей. Мы же в свою очередь попытаемся с коллегами сделать всё возможное, чтобы эти дети находили семьи ещё на уровне больницы, в которую они попадают. Ведь больничный юрист не преследует такой цели, она может только восстановить документы этих детей, оформить путёвку в Дом Ребёнка.
Ей просто физически некогда вникать в судьбу каждого. Для этого у неё есть все мы. Неравнодушные люди. И мы обязательно будем рассказывать о судьбе каждого такого подопечного малыша.

О том, какие конкретные дети сейчас находятся в отделениях 9 ДГКБ им.Сперанского рассказывает координатор по работе с нянями: «Сегодня мы навещали наших деток в больнице. Наши няни рассказали нам, что есть ещё брошенные малыши, они одни. Тогда мы обратились к заведующим отделений. Идём по коридорам, закрытые боксы, железные кроватки и маленькие личики.
“Тут у нас двое мальчишек. Крикуны. Накормить их, целая проблема. Едят медленно, с танцами и плясками”. Заходим в бокс. Сердце в пятки ушло. Крик, срывающийся на плач. Нет, он не боится, он моментально вскакивает в кроватке, цепляясь своими крохотными ручками за железные прутья.

Он вложил в это движение все силы, которые у него были, чтобы его заметили, чтобы на него посмотрели. Он тянет руки к тебе и плачет. А в глазах боль, страх, мольба. Просто возьми меня на руки, просто не уходи. “Это Саша, ему 1,3, он бомж. Он кричит всегда, когда кто-то заходит. Не любит одиночество просто”. «А кто его любит», – крутится у меня в голове.Смотрю на его соседа. Ему 10 месяцев. Его родители оформляют временный отказ. Этот ангел был всё время с мамой и папой. А теперь он здесь. Один. К нему никто не приходит и он заложник системы. И он тоже не понимает, почему больше нет мамы, папы. А он просто надоел, стал неугоден в семье. 

Он смотрит на своего более старшего соседа и, видимо, понимает, что ему тоже надо бороться: за внимание, за любовь, за руки. Он ещё не так шустро встаёт. Но также тянет руки, только улыбаясь. Им просто нужно тепло… Надо идти в следующий бокс, а ноги просто как вкопанные. Делаю шаг к двери – крик и плач. Сердце раздавлено. “А это Вика, ей 10 месяцев. Она тоже бомж. Её нашли, где-то на улице. Она у нас одна в боксе, но скоро точно кто-то появится. С большими мы ещё как-то сами справляемся, а вот маленькие, им же нужно внимание 24 часа”, – продолжают врачи.

И Вика, так же как и Саша и Даниэль, начинает с крика и плача, и опять крохотные ручки тянутся, а глаза полны надежды, что я не уйду. Сердце в клочья. А впереди ещё один бокс, там две девчушки, «брошенки», ненужные никому, выброшенные на улицу, как вещи. Кто их родители, чьи они – сейчас выясняет больничный юрист и правоохранительные органы. А ещё другое отделение. Там живет девочка Саша, её мама умерла, а отчим… привёл её в полицию и сказал, что она ему не нужна. Некогда ему с ней возиться и у него другая жизнь. А других родственников просто нет. Спасибо, что хоть не на улицу.
Господи, как после этого ехать домой, обнимать своего ребёнка и спать?»

Чтобы помочь Лизе, Саше, Даниэльчику, Оле, маленькому Саше, Викуле, которые пробудут минимум месяц в больнице, нам необходимо собрать 250 000 рублей на постоянный уход за ними патронажных нянь. Все дети находятся в разных отделениях, на разных этажах, поэтому мы вынуждены для каждого ребёнка брать свою няню.

Няня для этих детей – это первый шаг справиться с одиночеством и страхом, который живет в их маленьких сердцах. Помогите этим малышам отогреться!

06/10/2017

Поделиться:

Им тоже нужна помощь

Выезд в Башкирию. Январь 2020

Рис.воспитанницы Екатеринбурского ДДИ.   280 детей в Башкирии ждут приезда наших медиков. Чтобы врачи смогли сделать свою работу, нужна ваша помощь. Врачи выездной бригады фонда готовятся к выезду в Башкирию. В январе 2020 года «медицинский десант» фонда отправится в Серафимовский детский дом-интернат для умственно-отсталых детей и Старобаишский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Поездка в посёлок … Читать далее «Выезд в Башкирию. Январь 2020»

 
Собрано 1 000 из 173 000 руб.
Занятия с педагогом-дефектологом.

Занятия с педагогом-дефектологом для подопечных Фонда.

 
Собрано 2 300 из 106 848 руб.
Административные расходы фонда. Январь 20

В январе административные расходы составят 777 943 руб. Без оплаты этих расходов, Фонд не сможет продолжать свою деятельность.

 
Собрано 28 640 из 777 943 руб.
Брошенные дети. Январь 2020

В новогодние праздники дети из неблагополучных семей особенно часто становятся подопечными программы «Брошенные дети в больнице». Новый год и долгожданные семейные праздники для некоторых детей оборачиваются страхом, болью и обидой. В больнице эти дети оказываются разными путями: кого-то находят на автобусной остановке, кого-то оставляют прямо в подъезде… Но если эти оставленные и напуганные дети проведут … Читать далее «Брошенные дети. Январь 2020»

 
Собрано 42 157 из 326 025 руб.

Подпишитесь на наши новости

и будьте в курсе самых важных событий Фонда

Поиск по сайту
close