close
+7 (499) 381-79-75 | fond@doroga-zhizni.org

Нужно ли забирать инвалида из ДДИ на время карантина?

Раздавать ли сирот-инвалидов в семью на время карантина? Многие отвечают на этот вопрос утвердительно. По мнению специалистов фонда «Дорога жизни» ответ не может быть столь однозначным.

 

Напоминаем, что 6 апреля в регионы было отправлено письма 12-3/10/В-2638 Минтруда, в котором содержатся рекомендации, выработанные совместно с министерствами просвещения, здравоохранения и Роспотребнадзор, по организации работы стационарных организаций социального обслуживания и организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей во время ограничительных мероприятий по короновирусной инфекции.

В письме в частности предписывается «предусмотреть возможность… временного перемещения на весь период до завершения мероприятий, связанных с осложнением эпидемиологической ситуации по коронавирусной инфекции COVID-2019… проживающих в Организациях граждан, в том числе несовершеннолетних, … к родственникам или иным лицам, с которыми у граждан, в том числе несовершеннолетних, имеются устойчивые личные отношения». То есть, предлагалось раздавать детей и взрослых из детских домов, интернатов, домов престарелых в семьи к опекунам, родственникам или значимым людям.

В Москве это письмо получило широкий отклик. В частности, как сообщает газета «Коммерсант», «несколько живущих в ПНИ перешли на время карантина в квартиры фонда «Жизненный путь» и Центра лечебной педагогики, а детский хоспис «Дом с маяком» забрал из Кунцевского детского дома-интерната (ЦССВ «Кунцевский») семь детей с тяжелыми и множественными нарушениями развития: воспитанники интерната живут сейчас дома у сотрудников хосписа, их пребывание оформлено как гостевой режим». В регионах эта инициатива не нашла широкой поддержки.

Некоторые НКО отмечают, что прекратилась работа школ приемных родителей и затормозились все процессы, связанные с усыновлением. Однако, как отмечает психолог фонда «Дорога жизни» Мария Беккер, в Москве эта проблема решается: «ШПР переведены на дистанционную работу. Уже завтра я буду онлайн выдавать свидетельства об успешном окончании школы. Программа была полностью дистанционной, включая собеседование и тестирование. Да, это сложнее, но это возможно».

Однако, вопрос о том, чтобы сотрудники и волонтеры забрали к себе домой детей с ограниченными возможностями здоровья на время карантина, не так однозначен.

Сотрудники фонда «Дорога жизни» не уверены в том, что временная «раздача» детей – выход из ситуации. Директор фонда Анна Котельникова считает, что возможна ситуация, когда детей разбирает профильная организация, которая умеет работать с такими детьми: «ребенок из ДДИ перемещается в хоспис либо к знакомому сотруднику. Но предлагать взять детей с ограниченными возможностями здоровья неподготовленным семьям, я думаю, не совсем правильно. Во-первых, совершенно не продуманы возможные риски для ребенка, во-вторых, не ясно, каким образом будут сопровождать конкретные семьи, где будет находиться ребенок. Где гарантия того, что в семье ничего не случится с ребенком? Нет никакой гарантии, что в семье ребенок не заболеет».

Также Анна Котельникова отметила, что уже сейчас нужно говорить о последствиях, которые вызовет переезд: «Это психологический стресс. Одно дело, когда ребенка берет человек, которого он знает, а другое дело, когда его забирает неизвестная семья, а потом через какое-то время, после завершения этого карантина, отдает обратно».

Ситуация оголила проблемы незащищенности закрытых сиротских учреждений, считает директор фонда «Дорога жизни»: «Если в Москве все это хоть как-то возможно, то в регионах с этим гораздо сложнее. Во-первых, там просто нет такого количества волонтеров. Например, есть удаленные ДДИ, расположенные в деревнях или поселках, где живет по 300-400 детей. Кто будет разбирать этих детей? В ДДИ не хватает персонала, нет нормального медицинского сопровождения. Об этом надо говорить сейчас, и эти проблемы решать».

Педиатр фонда «Дорога жизни» Наталья Гортаева считает, что поручители смогут столкнуться с большим количеством проблем, как медицинских, так и психологических, к которым они не будут готовы: «Если что-то случится, они должны знать все нюансы: куда госпитализировать ребенка в случае опасности, как выписать и получить жизненно необходимые лекарства».

Также она отметила, что вопрос о том, как дети вернуться обратно, не продуман, так как возврат в учреждение будет психологической травмой для и так не очень здорового ребенка: «Это может быть опасным для детей. Изоляция в условиях ДДИ более привычна, а методы дезинфекции помещений, соблюдение санитарно-эпидемиологического режима в рамках ДДИ отработаны, достаточны и должны сработать».

С ней согласна и психолог фонда Мария Беккер: «Если мы говорим про ребенка с легкой формой ДЦП или каким-то синдромом, то он может не требовать спецухода. А если мы говорим про детей, у которых стоит стома, шунт или есть риск эпилептических припадков? Ведь любая субфебрильная температура может дать эпиприпадок. Готов ли волонтер с этим справиться? Я не уверена. Это действительно должны быть те семьи, которые уже прошли подготовку, у которых есть опыт приемства таких сложных детей. Но если брать волонтеров, то, какой бы опыт у них не был, опыт круглосуточного проживания с ребенком в условиях самоизоляции – это совсем другое. И это очень сложная задача».

Кроме того, она отмечает, что высок риск развития стресса после возврата в учреждение: «Перейти из одной среды и начать там жить – это стресс. Затем, осознают это родители или нет, они в любом случае начнут привязываться и формировать связь между ребенком и взрослым. А потом ребенок опять возвращается в стены учреждения. Опять стресс. Для него это будет вторичная травматизация, вторичное сиротство. То, чего все НКО пытаются избежать – повторного возврата ребенка в учреждение».

Мария Беккер уверена, что в сложившейся ситуации нужно правильно расставлять приоритеты: «Я не вижу чего-то ужасного в том, что дети «заперты» со знакомыми и любимыми воспитателями и специалистами. В учреждениях Москвы жизнь кипит. Сейчас проводится намного больше развлекательно-развивающих мероприятий для детей. Да, жизнь сейчас без походов и выездов куда-либо, но она идёт. И для детей она не хуже, просто формат поменялся. Это взрослым тяжело. Так может стоит задуматься о том, как их поддержать?»

Также она отметила, что в сиротских учреждениях стоят видеокамеры, что каким-то образом гарантирует защиту детей от возможного срыва со стороны персонала: «Многие учреждения сами развернули службы психологической помощи. Поверьте, в первую очередь сами сотрудники заинтересованы в том, чтобы все было хорошо. Кроме того, когда ребенок в обычных условиях уходит в семью, ее курируют специалисты. Кто будет курировать эту семью в условиях пандемии?»

Что касается заноса инфекции в учреждение, то, по ее мнению, «риск в учреждении, где еду и медикаменты завозят бесконтактно, где люди имеют спецподготовку, как минимум, по санитарной обработке, вряд ли больше, чем дома, где надо идти за едой, где большой дом и вентиляция единая, где нет контроля специалистов за этим».

Поделиться:

Им тоже нужна помощь

Брошенные дети в больнице, июнь 2020

Две Вари, два Тимофея, Лиза и Рита, Вова и Леша, Сима и Андрюша и другие дети могут остаться без няни, закрытые одни в боксах инфекционного отделения.

 
Собрано 281 122.45 из 721 000 руб.
Административные расходы фонда. Июнь 2020

В июне административные расходы фонда составят 879 424 рубля. Без оплаты этих расходов Фонд просто не сможет существовать и продолжать свою деятельность. 

 
Собрано 202 929 из 879 424 руб.
Алла Л. Няня помогает расти

Алле исполнилось семь лет. Боевая и шустрая, заводила среди ребят – это все про нее. Правда, Алла пока не говорит ни слова. Ведь она долго была никому не нужна.

 
Собрано 64 745 из 107 073 руб.
Соня Г. Дойти самой до своего дома

Полтора года назад Соня не умела ходить. Сейчас она делает пару неуверенных шагов сама, без поддержки. Еще Соня танцует, взяв за руки сидящего в коляске Сёму.

 
Собрано 60 059 из 84 460 руб.

Подпишитесь на наши новости

и будьте в курсе самых важных событий Фонда

Поиск по сайту
close